Всей стране известно имя легендарного военного разведчика, кавалера ордена Красной Звезды Николая Ивановича Смеречинского. Но мало кто знает, что после войны он многие годы трудился в стенах Оренбургской конторы Государственного банка. 

Долгое время информация о подвиге Николая Ивановича Смеречинского была засекречена. И не случайно. Ведь служил он в разведке, а эта информация строго охранялась государством. Но в конце 60-х годов о нем заговорил весь Советский Союз – благодаря художественному фильму «Взорванный ад», снятому режиссером Иваном Лукинским. 

Фильм о советском разведчике, оказавшимся в плену у немцев, тронул до глубины души. Сначала зрители и не догадывались, что главный герой Николай Смеречинский – реальный персонаж. Выяснилось, что жил он в Оренбурге, а в послевоенное время служил в областной конторе Государственного банка. По словам самого Смеречинского, кинофильм воспроизводил реальные события почти на 90 процентов.

Война отмерила ему немало испытаний: первые бои, ранение, плен, концлагерь. Но он не сломился. В плену Смеречинского завербовали агентом для заброски в Россию. По приказу Абвера Смеречинский должен был развернуть свою шпионскую деятельность на Урале, добывать и радировать сведения об оборонной промышленности, войсках, устраивать диверсии, принимать новых агентов и связных. 

Лишь немногие руководители разведцентра знали псевдоним агента: Сагайдачный. И еще меньшее число знали подлинное его имя: Николай Иванович Смеречинский. Потом об этом напишет оренбургский журналист Вильям Савельзон в своем очерке «Пароль СК».

Никто не может подсчитать точно, какой нашей военной силе соразмерны были «удары» радиоточки из Оренбурга – полку, бригаде, дивизии. Но она действовала, и очень активно, почти до конца войны и внесла в общую Победу свою долю. За заслуги перед Отечеством в годы войны Николай Смеречинский был награжден боевым орденом Красной Звезды и многими правительственными наградами.

«Агент был на хорошем счету: его сведения принимались и использовались почти до весны 45-го. Советский Генштаб был им доволен. 

Он вел через Сагайдачного-Смеречинского радиоигру с самого первого выхода в эфир радиоточки в Чкалове. Высококвалифицированные специалисты тщательно готовили тексты передач. Одной только дезинформацией кормить немцев было нельзя: они быстро раскусили бы обман. Поэтому в радиограммах из Чкалова содержались и достоверные сведения, особенно такие, которые враг мог бы надежно перепроверить. 

Вместе с такой приманкой фашисты «съедали» и данные, которые оборачивались военными неудачами крупных военных соединений, провалом лучших агентов.

Николай Иванович Смеречинский воевал всего несколько дней, так сложилась его несчастливая военная судьба. «Воевал» – если вести речь о прямых боевых действиях. Но он воевал и тогда, в тыловом Оренбурге, когда его «радиоточка» стала «огневой точкой», бившей по врагу.

Война отмерила ему испытаний полной соленой меркой: первые бои, ранение, плен, концлагерь. Фашисты посчитали, что этого достаточно, чтобы можно было сломить человека. Они не учли только, что человека – можно, настоящего советского человека – нет».

В послевоенное время Николай Иванович успешно окончил финансово-кредитный техникум и около 30 лет своей трудовой жизни посвятил банковской службе. Многие годы работал на рядовых должностях. Сначала – ревизор Чкаловского облфинотдела, затем старший ревизор областной конторы Сельхозбанка, экономист и, наконец, начальник отдела финансирования капитальных вложений областной конторы Госбанка.

С последней должности ушел на заслуженный отдых, но по-прежнему продолжал трудиться в системе Госбанка. Он был удостоен почетного звания «Отличник Госбанка».Н.И. Смеречинский в годы войны.

Многие, не зная всей его биографии, принимали Николая Ивановича за обычного скромного работника банка, всю жизнь видевшего лишь счеты, карандаш, резинку и черные сатиновые нарукавники. А человек он был удивительный.

В Оренбургском отделении Банка России свято чтят память о героях Победы. Помнят тех, кто, преодолев все тяготы фронтовой жизни, вернулся и продолжил трудиться в главном банке страны в нелегкое послевоенное время. Среди них – Герой Советского Союза Федор Михайлович Заикин, кавалер многих орденов Алексей Павлович Дрягалов, в послевоенное время в течение десяти лет возглавлявший Оренбургскую областную контору Госбанка СССР, и участник Великой Отечественной войны, награжденный медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» Борис Иванович Кузинин, возглавлявший областную контору Госбанка СССР в послевоенное время в течение 20 лет. И еще многие – многие другие госбанковцы. 

Память о героях хранится в музее Отделения по Оренбургской области Банка России. Сотрудники не прекращают вести поисковую работу: изучают сотни личных дел работников областной конторы Госбанка, ушедших на фронт в годы Великой Отечественной войны, ведут поиски на разных интернет-ресурсах, анализируют архивы переписки областной конторы, работают в областном Государственном архиве. В результате выявлены новые имена, ранее неизвестные факты и данные. 

В период с 1941 по 1945 год из подразделений областной конторы Госбанка в Красную Армию было призвано около 500 человек. На фронтах Великой Отечественной войны погибли 130 человек. Чтобы увековечить их подвиг, в музее сформирована экспозиция с именами сотрудников, не вернувшихся с войны. 

Служащие областной конторы Госбанка ковали победу не только на полях сражений, но и в глубоком тылу, обеспечивая кредитное, расчетно-кассовое обслуживание, мобилизуя денежные ресурсы на кредитование растущего военного хозяйства. Все тяготы тыловой работы взвалили на свои плечи женщины и молодежь. В то время многие оренбургские предприятия работали круглосуточно, а их нормальную работу обеспечивал банк.

Сохранились воспоминания очевидцев. По их рассказам, в первые годы войны здание Госбанка не отапливалось, людям приходилось работать в верхней одежде, в перчатках. Чернила все время замерзали, вместо них разводили марганец. Но главной трудностью был голод. Хлеба, который получали по карточкам, не хватало. Трудились напряженно: днем обслуживали клиентов, а после работы шли на поля местного колхоза. Здесь же, в банке, проводили время и дети сотрудниц. Они прибегали в контору после детского сада и школы и до глубокой ночи, а иногда и до утра оставались рядом с мамами. 

И все же они выстояли, как и многие-многие другие. Вложив частичку своих сил и своих душ в общее дело Победы.